Андрей Александрович (droband1975) wrote,
Андрей Александрович
droband1975

Categories:

Последняя ведьма Кёнигсберга


По приговору суда Барбару Здунк сначала задушили, а потом сожгли.

y_509299e8 (1)
Польская стерва

В один из тёплых вечеров августа 1808 года на пыльной дороге, ведущей в прусский городок Рёссель (ныне Решель, неподалёку от Бартошице, Польша) появилась босая женщина со спутанными, распущенными волосами. Мерно раскачиваясь и что-то бормоча по-польски, крестьянка проследовала на центральную площадь и уселась прямо на булыжную мостовую напротив ратуши.

- Горе вам, нечестивые немцы, - потрясала кулаками странная особа. - Я сожгла ваш город один раз, сожгу и второй!


Женщину немедленно обступила толпа зевак. У всех горожан ещё были свежи воспоминания о страшном пожаре 1806 года, который уничтожил все дома в Рёсселе.

- Да это же ведьма! - неожиданно взвизгнула какая-то старуха. - Бейте её!

От самосуда несчастную спасло лишь появление жандарма. Страж порядка решительно отогнал толпу и сопроводил возмутительницу спокойствия в ближайшую каталажку. От греха подальше. Жандарм попытался допросить женщину, но толку от этого было мало. Удалось лишь узнать, что перед ним крестьянка с одного из близлежащих хуторов Барбара Здунк, полька по происхождению, незамужняя, 1769 года рождения.

Тем временем под окнами вновь стала собираться агрессивная толпа.

- На костёр колдунью! - орала толпа. - Сжечь польскую стерву!

- Какая чушь, - поморщился прибывший на место происшествия начальник полиции. - Что за средневековые нравы!

Но тут в дверь ударил булыжник. Дело принимало нешуточный оборот. Начальник вышел на крыльцо и пальнул для острастки из пистолета в воздух. Народ замер. Но расходясь по домам, люди заговорщицки перешёптывались. Это не сулило ничего хорошего.

Ночью начальник полиции поспешил избавиться от опасной арестантки - отправил её с конвоем в Кёнигсберг. Пусть тамошние умники в этом тёмном деле разбираются.

Отрубили голову

В Кёнигсберге арестантку приняли и приступили к основательному разбирательству. Тут сразу поняли, что всё не так просто, как может показаться на первый взгляд.

Конечно, в колдовство никто из юристов не поверил. Как и в поджог целого города одной психически нездоровой женщиной. Но настроением народных масс, придерживающихся противоположного мнения, пренебрегать было нельзя. Времена были слишком тревожные.

После заключения в 1807 году позорного Тильзитского мира с Наполеоном, Пруссия лишилась огромных территорий. Некогда разделённая между Пруссией, Австро-Венгрией и Россией Польша вновь обрела своё государство - герцогство Варшавское. Хотя оно и было зависимо от Франции, но всё же поляки были довольны - поэтому их солдаты воевали на стороне Наполеона. Однако наряду с французами паны стали врагами пруссаков, ненависть к которым сплачивала нацию. А тут Барбара Здунк - полька. Можно сказать, дело приобрело политический оборот.

Да и с самим колдовством проблем хватало. Хотя мрачные времена Средневековья давно прошли, менталитет простых крестьян остался прежним - они ещё помнили судилища над ведьмами. Не далее, как 26 лет назад, в 1782 году в столице одного из кантонов просвещённой Швейцарии, городе Гларусе, от рук палача лишилась жизни очередная ведьма по имени Анна Гельди. Тогда считали - последняя в Европе.

Анна Гельди была служанкой в доме вполне образованного человека - судьи. Недоброжелатели обвинили женщину в том, что она с помощью “сверхъестественной и непостижимой колдовской силы” наслала порчу на душу и тело дочери своего хозяина. Результат - смерт­ная казнь через отрубание головы. Судьи пошли, так сказать, “навстречу пожеланиям широких слоёв трудящихся”...

В Пруссии простой люд тоже был склонен верить в существование всякой чертовщины. На ведьм давно научились сваливать все невзгоды. Так что плебс требовал привычных зрелищ и крови. Нельзя было разочаровывать народ и сеять в нём сомнения в способности власти вершить “истинное” правосудие.
В общем, задача перед кёнигсберг­скими судьями стояла дьявольски сложная: и закон соблюсти, и чернь ублажить.

Тренировались на кошках

На допросах Барбара отвечала невпопад, глупо хихикала и лишь изредка выкрикивала: “Я сожгла Рёссель, сожгу и Кёнигсберг!” Так что признание в преступлении было налицо. Сложнее было с показаниями свидетелей - никто не видел польку во время пожара. Все говорили о другом.

- После того, как эта ведьма прошла мимо моего двора, - утверждал пожилой крестьянин, - моя лошадь захворала!

- А меня она сглазила, - вторила старуха. - Три дня после этого ничего есть не могла - тошнило.

И всё в том же духе - ни слова о поджоге. Судьи были в замешательстве.

- Господи, какое невежество! - возмущался молодой помощник судьи, глядя на свидетелей. - Будь их воля, так они бы ещё и пытки применили!

- Не волнуйтесь, - усмехался в усы старый судья Краузе. - Специалисты пыточного дела давно перевелись.

Раньше обучение настоящего палача длилось несколько лет. Поначалу заплечных дел мастер постигал эту науку, терзая бродячих животных. Как говорится, тренировался на кошках. Затем он становился помощником палача и выполнял “черновую работу” - натирал жертве голову спиртом и поджигал волосы, сдавливал тисками пальцы рук и ног, порол до крови сыромятным кнутом. И лишь получив необходимый опыт, помощник становился настоящим палачом, который мог выбить признание у самой стойкой колдуньи.

- Какое счастье, что таких специалистов больше нет! - поёжился помощник судьи. - Но что же нам всё-таки делать?

- Я думаю, необходимо выждать, - мудро рассудил судья. - Возможно, страсти скоро улягутся.

Он ошибся. Хотя процесс затянули почти на три года, интерес к нему не убавился. Пора было принимать решение.

Развеяли по ветру

В августе 1811 года суд вынес вердикт: признать Барбару Здунк виновной в поджоге жилых домов, особо отметив, что преступница длительное время занималась магией и чародейством, чем нанесла существенный вред добропорядочным гражданам города Рёссель и его окрестностей. Приговор - смертная казнь.

Осуждённую доставили из Кёнигсберга в Рёссель, где за чертой города соорудили эшафот. Полюбоваться на захватывающее зрелище собралась огромная толпа местных жителей. Перед казнью несчастная продолжала улыбаться и корчить рожи - она так и не осознала, что происходит.

Палач накинул на шею жертвы верёвочную петлю и затянул узел. Когда тело перестало биться в конвульсиях, труп привязали к столбу, обложили хворостом и подожгли. Народ одобрительно загудел и принялся подбрасывать в костёр хворост. Пепел ведьмы развеяли по ветру. Акт правосудия состоялся.

Это был 360-й по счёту процесс над ведьмой в Восточной Пруссии. Через эти процессы прошли 511 человек. Но лишь для 164 осуждённых (148 женщин и 16 мужчин) всё закончилось сожжением на костре или отрубанием головы. В отличие от других стран Европы, где в ходе охоты на ведьм погибли сотни тысяч людей, Пруссия выглядела чуть ли не островком гуманизма. К женщинам здесь относились прагматично - они требовались для того, чтобы рожать будущих солдат.

Барбара Здунк стала последней казнённой ведьмой не только в Восточной Пруссии, но и во всей Европе. Наступало новое время, и обвинения в колдовстве вышли из моды. На их место пришли другие: “вредительство”, “шпионаж”, “измена родине”, “терроризм” и тому подобное. Но это уже совсем другая история.
А. Захаров
Tags: Восточная Пруссия, Калининград, Калининградская область, Кёнигсберг, Польша, детали, история, легенды воточной пруссии
Subscribe

promo droband1975 november 24, 2014 23:40 10
Buy for 10 tokens
В 1710 году жители Восточной Пруссии буквально забросали правителя жалобами на... разгул вампиров! Причём, в жалобах указывались вполне кон­кретные имена и обстоятельства. Так, некто Пауль Затц утверждал, что его соседка Марта Кох - натуральная вампирша. Будто бы она в 1709 году умерла,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments