January 2nd, 2015

Новый год

Мертвецы из Кройцбурга. (Славское)

В мрачные средневековые времена каждое новолуние в полночь на дороге, ведущей от замка Кройцбург, показывалась процессия из четырех повозок, запряженных четверками лошадей.

В первых двух сидели двенадцать монахинь — в орденском платье с крестами и четками в руках, но без голов. Кучерами у них были белые ягнята. Следом двигались две повозки с двенадцатью безголовыми рыцарями. Вместо кучеров здесь были черные козлы.

Процессия въезжала в город, потом — на площадь, трижды объезжала ее по кругу и исчезала в воротах ратуши.

В течение часа оттуда доносились взрывы грубого хохота, разухабистая музыка и визгливое женское пение. Потом монахини и рыцари вновь выезжали на площадь, но в этот раз, в обратном порядке.

На огромных, закованных в латы плечах рыцарей покоились женские головы, а на монахинях были шлемы с закрытыми забралами. Трижды объехав площадь, они удалялись по Замковой дороге. Это происходило из века в век, регулярно, вплоть до праздника Троицы 1818 года, когда и ратуша, и почти все дома на городской площади были уничтожены пожаром.

В следующее новолуние рыцари и монахини вновь появились, но, покружив по городу и не найдя себе приюта, покинули его. И больше не возвращались. Но память об этом жутковатом, необъяснимом видении жива и по сей день.


j-_Fbl2wd0w
promo droband1975 november 24, 2014 23:40 10
Buy for 10 tokens
В 1710 году жители Восточной Пруссии буквально забросали правителя жалобами на... разгул вампиров! Причём, в жалобах указывались вполне кон­кретные имена и обстоятельства. Так, некто Пауль Затц утверждал, что его соседка Марта Кох - натуральная вампирша. Будто бы она в 1709 году умерла,…
Новый год

Дело Анны Хольм

Известно, что в суде рассматривалось дело крестьянки Анны Хольм, проживавшей в деревне, которая примыкала к Понарту (ныне это Балтрайон). Когда у Анны Хольм умер свёкор, она заподозрила, что он “вернётся”. На третий день после похорон она подбила своего мужа вскрыть могилу и отрезать мёртвому старику голову.

Свернувшееся вещество, которое содержалось в отрезанной голове (“гниющая кровь”, по местным преданиям) она подмешала в питьё мужу, сыну, а также “одолжила” двум-трём соседкам, которые прониклись её опасениями. В итоге человек восемь в селении, включая родных Анны, скончались в страшных муках.

Анна Хольм, представшая перед судом, своей вины не признала. Напротив, она держалась твёрдо: дескать, лучше “нормальная” смерть, чем участь “вернувшегося”. А в том, что свёкор непременно “вернулся” бы и перекусал родных и близких, она была убеждена настолько, что судья не счёл возможным приговорить её к смерти за умышленное убийство. Анну наказали за убийство, совершённое по неосторожности и предельно мягко: судья был поклонником немецкого теолога Михаэля Ранфта, полагавшего, что “мёртвые могут влиять на живых”.
Новый год

Легенда о черных парусах

До середины XX века с южной стороны полуострова Рыбачий располагалось приходское село Кунцен (Подсобное), впервые оно упоминается в письменных источниках в 1515 году, через 16 лет там был учрежден евангелический приход, один из самых старых на Куршской косе.

Некогда в Кунценской кирхе служил пастор, которого весьма уважали рыбаки, потому что он был хорошим и справедливым человеком. Однажды ночью ему не спалось из-за сильного ветра, гнавшего по заливу осколки льда, и лед этот громко хрустел, и мокрый снег сыпался на крышу, а вороны летали очень низко, кружась над деревней. Лед тает, думал священник, весна близко, она вновь принесет моим рыбакам-прихожанам работу.

В полночь порыв сильного ветра потряс дом священника, и дверь раскрылась. Два незнакомых человека подступили к постели испуганного служителя Господа и попросили его быстро идти с ними к церкви.

Когда священник зажег свет, он увидел, что чужаки покрыты угольно-черными платками, низко надвинутыми на лоб. На естественный вопрос, откуда они явились и чего ждут, гости отвечали, что священник должен надеть епитрахиль и венчать в церкви юную пару. Жених и невеста, оба ''хорошие люди'', а также свидетели бракосочетания и остальные свадебные гости уже ждут у церковных врат.
Священник был удивлен, однако вышел из дома. У берега он увидел большой корабль под черными парусами, вымпелом которому служил череп. Испугавшись, священник осенил себя крестным знамением, после чего побежал так быстро, как мог, и попробовал спрятаться за воротами кладбища. Однако спутники священника догнали его и, повязав ему глаза черной повязкой, повели в кирху прямо к алтарю.

Далее легенда повествует о том, как ужасные пришельцы заставили дрожащего пастора сочетать браком пару, чьи руки были холодны как лед, а железные обручальные кольца горячи, как раскаленные угли.

Ужаснее всего было то, что сразу же после венчания священник должен был прочитать заупокойную молитву над молодой женой.
Едва только дрожащий от страха пастор выполнил приказ и покинул кирху, как раздался пистолетный выстрел.

А на следующее утро молодую женщину нашли мертвой: она лежала перед алтарем с распростертыми руками. На голове у нее вместо миртового венка был венок из соломы, а на горизонте еще были видны удаляющиеся в море корабли.