Андрей Александрович (droband1975) wrote,
Андрей Александрович
droband1975

Categories:

Первое живописное изображение Кёнигсберга

Первое "картинное", в красках, изображение города появилось в 1557 году на эпитафии придворного советника Ганса фон Нимпша. Создал первый городской пейзаж придворный художник герцога Альбрехта Генрих Кёнигсвизер, самый значительный живописец Кёнигсберга XVI века.


fedea746cd0ecb257a1249d3a2a80bb1_XL


Генрих Кёнигсвизер (Heinrich Königswieser ок. 1530-1583) родился и вырос в Кёнигсберге, в семье придворного музыканта. Мальчик рано проявил художественные способности и любовь к рисованию. Атмосфера герцогского двора эпохи Возрождения, проникнутая творчеством и любовью к изящным искусствам, способствовала росту молодых дарований. Просвещённый герцог Альбрехт не только основал университет и библиотеку, но и собирал коллекцию художественных произведений. Он заметил талантливого юношу и отправил за свой счёт в Виттенберг, обучаться у блестящего живописца, мастера портрета Лукаса Кранаха-младшего. Знаменитый мэтр чрезвычайно лестно отзывался о Генрихе в письме к герцогу, которое передал молодому художнику при прощании в октябре 1555 года. Вернувшись в Кёнигсберг, Генрих Кёнигсвизер успешно сдал экзамен на звание мастера, а в 1559 году получил должность придворного художника. Работая при дворе, он выполнял многочисленные заказы – украсил рыцарскими гербами зал южного флигеля, соединявший герцогские покои с капеллой, писал портреты герцога и придворных, живописные образы для эпитафий сановников и знатных горожан.

В художественных собраниях Кёнигсберга в ХХ веке уже не было работ Кёнигсвизера, однако сохранялись живописные эпитафии в Кафедральном соборе: Ганса фон Нимпша (Nimptsch, 1476-1556) с видом Кёнигсберга на заднем плане, епископа Иоахима Мёрлина (Mörlin, ум. 1571) и Иоахима Борка (Borck, ум. 1572). Один миниатюрный портрет герцога Альбрехта (1564) до войны хранился в составе собрания короля Фридриха III (Музей Боде, Берлин), сейчас его местонахождение неизвестно.

Как сообщает Adels-Lexikon, дворянский род Nymptsch, они же Nimptsch, а также возможны написания: Nymbtsch, Nimtsch, Nymitz и, наконец, Nempsi происходит из Силезии. Когда первый представитель этого рода попал в Кёнигсберг, неизвестно. Связи Тевтонского ордена с Силезией были давние и прочные. Ещё в 1222 году, задолго до приглашения Ордена в Пруссию, князь Генрих Бородатый выделил в Силезии земли Тевтонскому ордену. Позже силезские рыцари были активными участниками походов в Пруссию, а затем некоторые перешли на службу герцогскому двору. Живописная эпитафия придворного советника Ганса фон Нимпша находилась в северном нефе Кёнигсбергского кафедрального собора.

Традиция создания эпитафий. Посмертные изображения и памятные надписи имеют давнюю историю. Они получили широкое распространение со времён Древнего Вавилона. В греческой традиции эпитафия (επιτάφιος – надгробный) – поминальная надпись на надгробии. Постепенно в европейской христианской культуре эпитафия стала самостоятельным объектом, создаваемым в память об усопшем, и она не обязательно размещалась на месте захоронения. В Средневековье эпитафии украшали рельефами и скульптурами, а в эпоху Возрождения – и живописными изображениями. Создавались они из различных материалов – камня, металла, дерева, гипса. В XVI – XVII веках это уже были монументальные скульптурно-живописные композиции, которые располагались вдоль стен храма. Сложилась и определённая традиция в структуре самих эпитафий как особого художественного жанра. Обычно верхняя часть содержала библейский сюжет или образ святого покровителя, в нижней части размещались портреты почившего и членов его семьи.

Мотивы, присутствующие в эпитафиях, сводятся к следующим категориям:
- символы смерти: череп, скрещенные кости, песочные часы, другие аллегорические образы;
- Библейские и христианские мотивы на темы смерти и воскресения, Страшного Суда и искупления;
- личность умершего: его образ, геральдические символы, оружие, награды и другие знаки отличия.


1122 P5050230 -  2


Живописная эпитафия Ганса фон Нимпша выполнена темперными красками на дубовой доске и обрамлена резным арочным порталом с пилястрами. Распятие делит картину на две части: левая с фигурой молящегося Ганса Нимпша и изображением Небесного Иерусалима; правая – с личным гербом советника на переднем плане и панорамой Кёнигсберга вдали. Кёнигсберг представлен зрителю как образ земного Иерусалима, проекция Иерусалима Небесного, идеального города будущего – такова традиция того времени.

Силуэт города со вполне узнаваемыми Кафедральным собором, Замком и другими постройками легко читается, хоть и не совпадает с привычными нашему взгляду фотопанорамами начала ХХ века. Перед нами открывается вид на город с юго-востока, из-за излучины реки. Сплошной ряд домов вдоль рукава Прегеля и Медовый мост. Крепостная стена уже снесена, но угловая Пороховая башня сохранена – она простоит до начала 1950-х годов, потом её разберут на кирпич. На заднем плане расположен замок, главная башня уже щеголяет часами. Непривычно выглядит многоярусное завершение башни – наш глаз приучен к фотографиям, сделанным после реконструкции замка, но именно такой мы видим её на гравюрах до середины 1860-х годов. Слева возвышается башня Старой Альтштадтской церкви, разобранной в 1828 году из-за ветхости. К ней примыкает несколько странная (выбеленная!) башня Кафедрального собора. В целом образ производит сильное впечатление не только от встречи с городом. Художник знакомит с реальным человеком, деятелем эпохи радикальных реформ Гансом фон Нимпшем, чей портрет наполнен драматизмом пережитого и смирением перед неизбежным. С высоким мастерством художник создаёт и образ страдающего Христа, и природные стихии, участвующие в драме перехода человека в иной мир.

И о счастливой судьбе картины. В конце войны эпитафия была успешно вывезена из города до трагических бомбардировок августа 1944 года. Эшелон с художественными ценностями благополучно достиг города Алленштайн, и в настоящее время эпитафия состоит на хранении в фондах Музея Вармии и Мазур (г.Олыштын, Польша). Она бережно отреставрирована и находится в прекрасной форме, как и ещё две эпитафии кисти Генриха Кёнигсвизера: Иоахиму фон Борку (1574), также из Кафедрального собора Кёнигсберга, и пастору Яну Паулинусу (1557) из Растенбурга (совр. Кентшин).
Tags: Восточная Пруссия, Кёнигсберг, Польша, детали, история, личность
Subscribe
promo droband1975 november 24, 2014 23:40 10
Buy for 10 tokens
В 1710 году жители Восточной Пруссии буквально забросали правителя жалобами на... разгул вампиров! Причём, в жалобах указывались вполне кон­кретные имена и обстоятельства. Так, некто Пауль Затц утверждал, что его соседка Марта Кох - натуральная вампирша. Будто бы она в 1709 году умерла,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments